ПОМОЩЬ АФРИКЕ - служение в Руанде

- Умузунгу!

 

Отчет Дианы 2016

- Умузунгу! Умузунгу! - то и дело слышалось за окном нашего микроавтобуса, который подъезжал к пункту назначения. Два дня перелёта с двумя пересадками были позади. Мы приближались к поместной церкви, из которой слышались звуки весёлой музыки. Свадьба. Да, мы приехали во время торжества.

- Умузунгу! Машина остановилась. Я выглянула из окна и увидела, что мы окружены людьми. Большинство из них были одеты в яркие одежды. На головах у женщин были национальные платки. Абсолютно каждый смотрел на нас - на белых, или, как они нас называют, - на умузунгу.

- Рутити - это слово я впервые услышала в аэропорту. Ведь именно там мне сказали, что мы едем в эти дикие горные поселения. Где холодно, сыро и живёт страшное насекомое - имбарагас, которое откладывает личинки в пальцы людей. Я огляделась вокруг и увидела множество домиков, построенных из навоза и глины, окна которых были закрыты тряпками. Дети, окружившие нас, были в большинстве своём босые и одетые в старую грязную одежду. Но они так радостно нам улыбались...

- Свадьба проходила в христианских традициях. И я обратила внимание, что люди в церкви были чисто и аккуратно одеты. Нас, как почётных гостей, посадили прямо на сцене. Это было так неожиданно, что мы абсолютно растерялись от этого избытка внимания.

- I am Diana from Russia. Voronezh.

- I am Iya from Moscow.

- I am Tanya from Staryi' Oskol.

- Нас представили находившимся внутри церкви примерно 500 людям.

- Так начались наши три месяца миссионерского служения. Каждая из нас впервые в Африке, впервые в этой роли. Мы поселились в новом доме, который был построен от миссии GHH, на вершине горы. Люди и дети вокруг были так счастливы, что вечером громко пели и танцевали возле нашего дома. Я никогда в жизни не слышала, чтобы дети так чисто пели на разные голоса. Они также попеременно брали соло. Их голоса в этой дикой нетронутой местности звучали эхом среди гор. Они пели Богу и о Боге. И танцевали от радости. И сердце просто плавилось от хвалы этих босоногих голодных малышей...

- Вскоре мы познакомились с девушкой из местных, которая несёт служение, начатое миссионерами, бывшими здесь до нас. Её имя - Ижения.

- При входе в миссионерский дом, где она живёт, первое, что бросается в глаза - это расписание. У этой девушки каждый день расписан с раннего утра и до позднего вечера: кормление, чтение слова, стирка, составление отчёта... Её жизнь принадлежит служению её народу. Двери этого дома всегда открыты для нуждающихся.

- Проводя здесь день за днём мы делали для себя массу открытий об этом народе и его жизненном укладе. Некоторые вещи шокировали, некоторые восхищали. Больше всего меня лично удивило то, насколько открыты эти люди. Как безгранично они доверяют нам. Каждое утро они приносили нам своих малышей или приводили детей, чтобы мы их вылечили. А болезней у этих детей, надо сказать, множество самых разных. Бесплатной медицины здесь не существует. Шокировало то, в какой жуткой нищете и антисанитарии живут семьи. Проходя мимо домов, я иногда заглядывала внутрь, и видела там в основном только закопчёные от костров стены, треснутые канистры и тазы, и сидящих на грязном полу малышей, которые играли с мусором и жутко кашляли. Африканское государство не оказывает никакой финансовой поддержки ни новорождённым, ни старикам. Каждый выживает как может. После всем известной трагедии с геноцидом в Руанде здесь очень много вдов с большим количеством детей разного возраста. При общении с ними выяснилось, что они абсолютно беззащитны и любой мужчина может прийти и просто изнасиловать женщину. Таким образом детей у них становится с каждым годом всё больше, а денег на их содержание всё меньше.

- Теперь немного о неожиданностях. Однажды вечером я почувствовала щекочащее движение на своём теле. Но, когда посмотрела на кожу, никого не увидела. То же самое вскоре ощутила и моя соседка по комнате - Ия. Впоследствии выяснилось, что по нам ползают микро-клещи. И они прямо здесь - в наших постелях... А днём, когда мы контактировали с местным населением, вдруг внезапно начинали ощущать укусы. И это были блохи... Да, человеческие блохи. Которых мы периодически вылавливали. То есть постоянно незримо с нами были какие-то мерзкие микро-создания. Каждое утро мы просыпались и обнаруживали на себе новые зудящие красные точки... Поняли, что это неизбежно, если мы хотим служить этим людям и быть с ними. Пробовали разные способы борьбы с этими паразитами, но избавится от них совершенно, к сожалению, в тех условиях невозможно. Поняли, что это неизбежно, если мы хотим служить этим людям и быть с ними. Это были вовсе не все сложности, поджидавшие нас в самом начале миссии. Каждый день после обеда небо над нами чернело и начинались ливни. До самой ночи. Жуткий сырой пронизывающий холод встречал нас каждый вечер в комнате. Чтобы согреться, мы надевали на себя всю тёплую одежду, что была с собой. Но она быстро отсыревала и всё равно становилось холодно. Мы стали искать способы хоть как-то согреться... Узнали, что местные жители согревают свои жилища так называемой имбабурой. Это специальное металлическое приспособление с глиняной ёмкостью внутри, куда кладутся горящие угли. Мы сразу поставили это приспособление в центр нашей комнаты. Я лежала на постели, т.к. от местного атмосферного давления у меня был упадок сил. Я чувствовала, что мне становилось всё хуже и хуже. Я стала ощущать тошноту. Через некоторое время меня вывели из комнаты. Ия поняла, что плюс ко всему у меня добавилось отравление угарным газом. Я сидела на улице и дышала. Но свежего воздуха было мало, ведь из каждого дома валил дым от таких же имбабур. Не было слышно ни звука. Опьянённые дымом, плачущие до этого, дети погрузились в дурманящий сон. Большинство из них засыпает всей семьёй на полу одной комнаты. От осознания того, что они так живут всю свою жизнь просто комок к горлу подкатывал... Мне было плохо ещё несколько дней после этого вечера. Полный упадок сил и расстройство желудка. Ие тоже периодически становилось нехорошо. Таня, самая старшая из нас, держалась молодцом. Но на этом сложности, поджидавшие нас с самого начала, не заканчивались. Я не могла ходить на рынок за продуктами, и осталась в один день дома, планируя наконец вымыться. Я нагрела воды и хотела перелить её в таз. Ибо душа у нас не было. И тут прямо под моими ногами пробежала крыса точно по направлению к банной комнате. Я поняла, что передумала туда идти. Села и стала ждать, пока она уйдёт. Но крыса всё гремела и шуршала по всем нашим шкафам и вёдрам... И периодически выглядывала с очередной полки. Я никогда не жила с этими мерзкими созданиями. И эта встреча была последней каплей в чаше моего оптимизма. Я просто вышла из дома, села на стул, продолжая расчёсывать укусы, и поняла, что готова собрать вещи и уехать из этого места прямо в эту минуту.

- Из-за забора высунулись несколько тёмных улыбающихся мордашек.

- Амакуру, умузунгу!

- Имеза. - ответила я, и поняла, что не смотря ни на что, я не могу отсюда уехать.

Мы стали усиленно молиться за то, чтобы Бог дал нам тёплую погоду. Она была нам просто необходима для воплощения в жизнь наших планов. И Бог ответил. 7 тёплых дней, в которые лишь изредка набегали небольшие тучки. Даже в бочках для сбора дождевой воды ничего не осталось.

- Мы ежедневно трудились над тем, что обустраивали дома для будущих миссионеров, готовили пищу местным жителям, лечили их, раздавали одежду, и играли с детьми. Из-за недостатка образования местные люди очень редко сами придумывают что-то новое, что способно улучшить их быт. Ежедневно нам в голову приходили новые и новые идеи для того, чтобы облегчить их непростую жизнь. Также мы занимались обустройством нового дома, который был построен от миссии, для четырёх семей. В этом доме также расположится со временем швейный цех. При строительстве этого дома участвовали местные мужчины. Миссионеры руководили процессом. А люди получали бесценный опыт строительства надёжного дома, ежедневное питание и зарплату. Такое сотрудничество, на мой взгляд, эффективно во всех отношениях.

- В Рутити есть две школы: для маленьких детей (с трёх лет) и для тех, кто постарше. В общей сложности здесь обучается больше, чем 1200 учеников. Большая часть из которых, благодаря спонсорской программе, имеет одежду, ежедневное питание и возможность получить образование.

До того, как GHH стала спонсировать местное население, в школе могли обучаться чуть более 400 детей. Суть программы в индивидуальном спонсорстве. В настоящий момент достаточно 30$ в месяц, чтобы ребёнок имел необходимое для жизни и развития.

- Рассматривая фото, сделанные предыдущими миссионерами, я поняла, какая огромная разница между тем, что здесь было несколько лет назад и между тем, что есть сейчас... Многие из горных людей вообще были не знакомы с элементарными понятиями гигиены. Они не мыли своих детей. И от этого у многих в пальцах рук и ног развивались личинки-черви. Достаточно длинные. Миссионеры вытаскивали червей по 10-15 см... Сейчас у местных жителей два раза в неделю - банные дни. Они моют своих детей, моются сами и стирают. Раньше им приходилось для этого ходить к источнику, а сейчас прямо здесь, на горе, есть система сбора воды - две большие бочки, которые наполняются дождевой водой с крыши нового дома. За время моей миссии я не видела ни одного ребёнка с этими жуткими личинками. Я считаю, что это - огромное достижение миссии. Но дети болели от холода. Каждый день, проходя от одного миссионерского дома к другому, мы видела мальчика, сидящего на корточках возле стены дома, он не играл с детьми, из его носа стекали зеленые выделения, он был одет в одну тонкую грязную кофточку, едва прикрывающую поясницу. Взгляд этого ребёнка был настолько отрешённый и полный глубокого страдания, что описать невозможно... Также дети приходили со страшным лёгочным кашлем и температурой. Мы давали им таблетки, но это не решало проблему. Мы раздали куртки, заранее купленные миссией. Но ножки по-прежнему были босые... Тогда мы решили предложить сделать сбор по церквям и среди своих знакомых на обувь и одежду для этих детей. Слава Богу, все три церкви откликнулись, и мы закупили обувь, трусы и ткань для пошива сарафанов и бриджей, также швейные принадлежности. Когда мы раздали детям обувь, мамы танцевали от радости. Было так приятно видеть разноцветные сапожки и ботиночки на маленьких ножках... И осознавать, что местные малыши наконец не замерзают под ливнями.У них есть куртки о обувь. Правда, некоторые мамы в неблагополучных семьях просто пошли и продали новые вещи на рынке за алкоголь или еду. Но таких было мало. У нас ещё осталась сумма, которой хватило на закупку кур и козы. Яйца можно будет добавлять в овощной суп, который Ижения вместе с мамами готовит для всех местных. А от козы будет молоко. Таким образом их пища станет более питательной. Молимся, чтобы Бог помог научить местных доить коз (очень странно, но этого здесь никто не делает). Некоторые выращивают коз только из-за мяса. Но не доит никто.

- Совсем недавно нам пришлось побывать на похоронах четырёхмесячного малыша. Я не могу описать, что я чувствовала, когда видела, как закапывают этот маленький гробик...

Вероятнее всего этот малыш погиб от переохлаждения. Мамы на похоронах не было. Она не пришла из-за всеобщего осуждения. Выяснилось, что некоторые говорили, что она заслужила это, так как это был незаконнорождённый ребёнок. Но на похоронах была бабушка и прабабушка мальчика - известная колдунья в прошлом. Раньше, когда она приходила, люди разбегались в разные стороны, потому что никто не знал, чем закончится очередная встреча с ней. Она покаялась не так давно. И это было великое чудо. Видеть как бывшая колдунья преклоняет колени, чтобы пастор помолился за неё ... Это впечатляет. Никто не плакал на этих похоронах. Здесь раньше хоронили быстро и безмолвно. Никакого сочувствия от рядом живущих. Не так давно стали проводить похороны в христианских традициях. Я плакала... Я не могла не плакать. Ещё тяжелее становилось от того, что рядом была могилка ребёнка, умершего в 1 год и 3 месяца. А сколько таких было? Детская смертность здесь очень высокая. "Выживает сильнейший". Этот закон властвует здесь. Но ведь может быть и по-другому. Ах, если бы здесь был врач. Сколько жизней удалось бы спасти...

День после похорон был днём большого торжества, связанного с открытием нового дома и вручения ключей от новых квартир четырём семьям. Масштаб события поразил. Приехал даже сам заместитель мэра, который выразил своё одобрение и восхищение деятельностью миссии и особенно её основателя - Жана Беркманса. Знаете, заканчивая своё повествование, хочу написать фразу, которая мне запомнилась из выступления одного спикера: "Если бы у каждого из нас было такое же сердце, как у основателя этой миссии, то мы не нашли бы нуждающихся сегодня". Одно маленькое рисовое зёрнышко способно сдвинуть чашу весов, помните об этом, когда сомневаетесь, что можете изменить что-то. Пусть Господь благословит каждого, кто читает эти строки, увидеть и пожелать поучаствовать в судьбах этих людей.


 

Да благословит вас Господь - делать добро во славу Его!

Блажен, кто помышляет о бедном [и нищем]! В день бедствия избавит его Господь... Пс 40:2

ПОМОЩЬ АФРИКЕ - служение в Руанде